на главную страницу сайта написать письмо

Монография В. П. Харченко, И. В. Кузьмина. "Рак легкого. Фундаментальные проблемы и клинические перспективы. Руководство для врачей." Москва, "Медицина", 1994 год

Глава 2.Онкологические заболевания легких. Исторические аспекты.

Среди других онкологических новообразований рак легкого долго оставался в тени истории медицины. У многих создалось впечатление, что эта проблема возникла только в XX в. На самом деле изучение онкологической патологии легкого началось задолго до промышленной революции.

Развитие диагностики внутригрудных заболеваний оказалось замедленным не только потому, что этот орган надежно защищен грудной клеткой от непосредственного исследования. В отличие от другой онкологической патологии при опухолях легкого злокачественные клетки из малого круга кровообращения через артериальную систему рассеиваются по всему организму. Метастазы могут появляться в любом органе и нередко увеличиваются быстрее первичного очага. Античным и средневековым медикам трудно было различать первичные и вторичные поражения легкого и других органов. В то время рентгенологических исследований не проводили и признаки генерализации принимали за основную опухоль. Неудивительно, что до конца XIX в. первичный рак легкого считали крайней редкостью: его расценивали как другие нозологические формы заболеваний.

Следующая причина — это действительный рост заболеваемости в связи с распространением вредных привычек и загрязнением среды обитания. Еще одна причина — малая продолжительность жизни населения предшествующих веков. Пик заболеваемости раком легкого приходится на возраст 60—70 лет, а до этого возраста труднее было дожить. Большое значение имели также чрезвычайно низкая информативность старых диагностических методов и отсутствие возможности клинически отличить рак от пневмонии, особенно у лиц пожилого возраста.

Но все-таки можно предположить, что диагностика рака легкого зародилась в древности. Аускультация была известна в Древнем Египте и описана в “Corpus Hippocraticum”. Здесь же упоминается о торакоцентезе. Однако неоднозначная трактовка древних текстов не всегда позволяет догадаться, какого рода “водянку” лечили таким способом — эмпиему плевры или злокачественный выпот. У Гиппократа описан синдром “слабых легких”, который включает широко известный сейчас симптом “барабанных палочек (пальцев)”. Французские врачи называют его “hippocratism digital” (пальцы, или ногти, Гиппократа). Это известный признак нескольких заболеваний, в том числе рака легкого.

Рак легкого, несомненно, оставил свой “автограф” на скелетах, найденных в древних захоронениях. Метастазы в костях для этой опухоли являются одной из самых характерных локализаций и превосходят по частоте не только первичные саркомы, но и типичные поражения скелета при раке молочной, предстательной и щитовидной желез. Хотя опухоли, обнаруженные при изучении древних захоронений, считаются редкостью (2—3 случая на 10 000 погребений), многие случаи недостаточно полно описаны и технически обработаны. Обычно метастазы обнаруживались случайно при остеологических исследованиях содержимого могил. Опухоли мягких тканей у мумий встречаются исключительно редко. Первичный очаг эпителиальных новообразований чаще выявляется в области головы и шеи, что, возможно, связано со спецификой исследований — особым вниманием к черепам [Waterman R., 1960; Strouhal E., 1976]. Прямых указаний на рак легкого, разумеется, в литературе не встречается, но характерные описания поражений скелета не оставляют сомнений в возможности этого заболевания.

По материалам древнерусской письменности, злокачественные опухоли встречались еще в XI в.: “Каркин (канкрин) — немошть неисцельна”. В “Повести временных лет” упоминается о болезни сына Ярослава Мудрого — Святослава Киевского. В 'возрасте 50 лет у князя появилась “желвь” — опухоль лимфатических узлов на шее. Заболевание сопровождалось резкой слабостью. Монастырские лечьцы ничем помочь не могли, Впервые описано и неудачное хирургическое лечение (трахеостомия?): умер от “резания желви в 1076 году” [Богоявленский Н. А., 1955]. Вряд ли злокачественное поражение “желез на шии” связано с саркомой или “лимфогранулемой”, как объясняют некоторые исследователи. Идентификация номенклатуры средневековых заболеваний по письменным источникам очень трудна, однако локализация “желви” довольно характерна для метастазирования рака легкого. Термин “рак” в переводных лечебниках упоминается только с XVI в. В многочисленных житиях онкологические заболевания легких могут скрываться под маской “сухотной болезни” (чахотки) с кровохарканьем и “усови” (плевритом). Вполне вероятно, что некоторые из летописных старцев, усопших от “простуды” или “легочной чахотки”, страдали раком легкого.

Достаточно достоверные упоминания о раке легкого зафиксированы намного ранее, чем появились адекватные диагностические методы и нозология заболевания. Парацельс значительную часть жизни посвятил изучению болезней рудокопов и литейщиков Саксонии, хотя происходил из знатного рода. Его отец тоже был врачом и имел обширную практику в шахтерском городе Вилах (в Каринтии). Шахты снабжали ценными минералами всю Европу и Турцию. Постоянно общаясь с больными шахтерами, Парацельс фиксировал внимание на производственных вредностях и характерных изменениях внутренних органов, особенно легких. Хотя шахты существовали еще в доисторические времена, никто ранее так не подчеркивал исключительную вредность подземных работ. Парацельс считал, что пары драгоценных металлов содержат сильные яды, губительно действующие на легкие. Первое в мире исследование по профессиональным заболеваниям “Von der Bersucht und anderen Bergkrankheiten” написано им предположительно в 1533 — 1534 гг. Но этот труд был опубликован только после смерти великого ученого в 1567 г. Исследование состоит из трех книг, каждая из которых содержит по четыре трактата. В первой книге описаны заболевания шахтеров, представлена оригинальная трактовка этиологии и патогенеза поражения легких в соответствии с философскими воззрениями того времени. В третьей главе III трактата Парацельс подчеркивал, что в разных шахтах развиваются неодинаковые заболевания, хотя там добывают руду одних и тех же металлов. Индивидуальные особенности имеют профессиональные заболевания не только в соседних районах одной местности, но даже у людей, работающих на отдельных шахтах одного района.

Специфическую болезнь шахтеров как эндемичное профессиональное заболевание изучал и немецкий врач Агрикола. В 1520 г. он поселился в Иохимстале (в настоящее время г. Яхимов в Чехии), крупнейшем горнорудном центре Европы. Он писал: “Грозная чахотка приводит горняков к преждевременной смерти. Черная рудничная пыль помфоликс разъедает раны до костей... Люди чахнут от пыли, разъедающей легкие”. Агрикола впервые рекомендовал проветривание шахт для защиты рудокопов от частиц вредных минералов. Это были первые мероприятия по профилактике профессиональных заболеваний.

В России на условия труда шахтеров обратил внимание М. В. Ломоносов. Он призывал создавать условия для естественного проветривания рудников, облегчать ручной труд рабочих и сокращать продолжительность смен. В книге “О слоях земных” всесторонне образованный, ученый описал “пар, человеческому здравию вредительный”, отмечал высокую заболеваемость рудокопов и металлургов.

В серебряных копях средневековые горняки находили сопутствующую руду, которую называли “смолкой”. Черный минерал выбрасывали в отвал. Немецкий химик М. Н. Klaproth, проводя анализ “яхимовской смолки” в 1789 г.. открыл уран. В дальнейшем руду использовали для изготовления богемского стекла и керамики. Только в 1979 г. F. Н. Harting и W. Hesse на урановых шахтах Иохимсталя и Шнееберга обнаружили, что истинной причиной повышенной заболеваемости раком легкого является радиоактивная пыль. Именно из этих шахт супругам Кюри доставляли руду, из которой они впервые выделили хлорид радия. Таким образом, “шнеебергский рак” как профессиональное заболевание стал не менее известен, чем рак трубочистов, впервые описанный Персифалем Потом.

XVI и XVII вв. можно охарактеризовать как эпидемиологический период изучения “болезни рудокопов”. На онкологическую природу заболевания впервые указал Van Swieten в 1747 г. (цит. no L. A. Brewer). Поскольку опухоль напоминала ткань головного мозга, он использовал название “мозговик” (encephaloid), которое сохранялось в литературе вплоть до XIX в.   R. Th. Laennec включил его в первый словарь медицинских терминов, изданный в 1815 г. (Dictionaire des sciences medicales). Начался морфологический период изучения опухоли. В те годы пульмонология особенно интенсивно развивалась во Франции. G. Bayle (1810) при вскрытии у 3 умерших больных туберкулезом легких выявил “раковую чахотку” (phtisie cancereuse).   Это можно считать первыми статистическими сведениями о раке легкого. Изобретатель стетоскопа R. Th. Laennec в своем капитальном труде “De 1'auscultation mediate” (1819) описал несколько форм поражения легкого (изолированные узлы, полостной тип — “кисты”, инфильтрирующий рост и множественные очаги). Автор впервые сделал попытку охарактеризовать клинические симптомы опухоли. Но признаки были описаны недостаточно четко и в основном в дифференциально-диагностическом аспекте. Тем не менее G. Andral уже в 1821 г. предложил ставить диагноз “по обрывкам мозговика и скирра в мокроте”. Точный диагноз при исследовании мокроты с помощью микроскопа поставил в 1868 г. Flint (цит. по Г. В. Шору).

Термин “рак легкого” как первичная злокачественная опухоль впервые предложил G. L. Bayle в 1839 г. В середине XIX в. появляется много немецких и особенно английских работ. Представлены основные симптомы и синдромы опухоли, изучены закономерности метастазирования. В России первое достоверное наблюдение рака легкого описал П. Савенко в 1833 г., в США — С. Storer только в 1851 г. Интересно, что первая монография “De cancro pulmonum” А. Эбермана издана в Петербурге в 1857 г. на латинском языке. Автор, собравший в литературе 78 наблюдений, рассмотрел историю вопроса, морфологические типы опухоли и клинические симптомы. Располагая 2 собственными наблюдениями А. Эберман отличил двойной первичный рак от его метастазов (это единственное упоминание о первичной множественности этой злокачественной опухоли в XIX в.). Аналогичная монография на Западе вышла только через 4 года [A viola E., 1861].

Конец прошлого столетия характеризуется появлением важнейших методов диагностики рака легкого: морфологического, рентгенологического и эндоскопического. Гистологический метод исследования разработал W. Waldeyer (1867), цитологическое исследование мокроты — Flint (1868) и П. Гампельн (1887), плевральной жидкости — I. Adier (1896), опухоли (пункция) — П. А. Яппа (1892). W. К. Rontgen опубликовал свои работы в 1895 г., G. Killian по бронхоскопии — в 1897 г. Хотя в это время основные симптомы рака легкого уже были известны и даже делались попытки хирургического лечения, о клинической диагностике этой опухоли еще нельзя было говорить всерьез. Только начало XX в. можно считать новым, клиническим периодом в истории рака легкого. Это время ознаменовалось переворотом не только в диагностике, но и в лечении. Немецкие патологоанатомы впервые попытались проанализировать показатели смертности больных раком легкого в крупных стационарах. Она колебалась в пределах 0,057—0,428% вскрытии.


Рейтинг@Mail.ru