на главную страницу сайта раздел для пациентов (Онколог.Ру) ваш вопрос в консилиум написать письмо

РАЗНОЕ

1. Вопрос. Можно ли назвать излечением хирургический метод, если после операции все больные становятся инвалидами 1-ой и 2-ой групп, длительно (по 3-4 месяца) приходящие в себя, если очень большая вероятность осложнений первые три года, включая и повторную локализацию рака на новом месте (те же боли, те же мучения!), и это не считая огромных материальных затрат даже при "бесплатной" хирургической помощи?!
Ответ. Однозначно - да. Именно хирургический метод (вернее, его результат) при раке желудка можно (и нужно) назвать излечением, если, конечно, проведена радикальная операция. Рака ведь больше нет. Группа инвалидности после операции присваивается не по онкологическому заболеванию, а по степени травматичности хирургического воздействия и степени функциональных пострезекционных расстройств. То есть, не сам диагноз рака является причиной инвалидности, а ятрогенное (медицинское) воздействие. Точно так же, как после операции по поводу, скажем, язвы желудка. (И вообще, почему Вас смущает инвалидность после операции по поводу рака? А инвалидность после инфаркта миокарда - это нормально?) Обычно присваивается вторая группа инвалидности, и большинство переводится на третью группу через год. Первая группа инвалидности присваивается инкурабельным больным изначально или в случае прогрессирования рака через какой-то промежуток времени. Так что, в случае радикальной операции (резекция или экстирпация желудка) на первую группу не рассчитывайте.
Не 3 - 4 месяца, а до 6 - 12 месяцев длится реабилитационный период, по истечении которого пациент практически должен вернуться к п р е ж н е м у образу жизни. Возможны размахи в ту и другую сторону. У меня были пациенты, которые через три месяца после операции (явка на первый контроль диспансерного наблюдения) уже потребляли сало и водку в прежних дооперационных количествах. Это после экстирпации желудка!!! Можно лишь позавидовать удивительным компенсаторным возможностям их организма. С другой стороны - есть пацинты, которые до 2 - 3 и даже более лет никак не могут "оклематься". Страдая такими традиционными расстройствами как "агастральная астения" и "агастральная анемия" они вынуждены 2 - 3 раза в год проходить интенсивные короткие восстановительные курсы (инфузии белков, глюкозы, витаминотерапия, анаболические препараты и т.д.). Качество и продолжительность реабилитационного периода - строго индивидуальны. Заранее предсказать его невозможно. И главное - человек-то жив!!! Инвалидность? Ну и что? Не могу удержаться, чтобы не процитировать слова А.И. Куприна, вложенные им в уста Назарова (один из героев повести "Поединок") - "-Нет, если я попаду под поезд, и мне перережут живот, и мои внутренности смешаются с песком и намотаются на колеса, и если в этот последний миг меня спросят: "Ну что, и теперь жизнь прекрасна?" - я скажу с благодарным восторгом: "Ах, как она прекрасна!" Сколько радости дает нам одно только зрение! А есть еще музыка, запах цветов....и есть безмернейшее наслаждение - золотое солнце жизни, человеческая мысль!" Что можно добавить к словам Александра Ивановича? Большая вероятность осложнений длится не три года, а непосредственный послеоперационный период. Наиболее грозным осложнением является несостоятельность швов анастомоза (место сшивания кишки с остатком желудка или с пищеводом). Чаще развивается оно на 7 - 8 сутки после операции. Если Вы дотянули до 14 суток (традиционный в онкологии срок снятия швов с кожи), то практически Вы "победили". Конечно, бывают расстройства и в более поздние сроки (синдром приводящей петли, демпинг-синдром и т.д.), но они не имеют угрожающего для жизни характера. "Повторная локализация рака на новом месте" - термин неверный. Если повторно - значит рецидив прежнего рака (может быть местный - например, в культе желудка; локорегионарный - например, в забрюшинном пространстве; или развитие отдаленных метастазов, например, в печени). К сожалению, от этого никто не застрахован из пролечившихся. Наибольший срок, прошедший от первичной операции до рецидива, встреченный мной в литературе и зафиксированный официально (то есть, что это именно продолжение того же рака, а не новый) - 27 лет. Да, появился. Но прожито 27 лет! Если же говорить о новом месте, то правильно будет говорить о метахронном раке (разновидность первично-множественного, бывает и синхронный). В последние годы отмечается тенденция к росту таких форм. Но опять-таки - предвидеть это невозможно. Если следовать за развитием Вашего вопроса в рамках формальной логики, то можно вывести заключение - зачем сегодня оперировать грыжу, если через 3 года заболеешь раком. Правда, нелепо получается? Я, надеюсь, Вас убедил?
Д. В. Козлов

Задавайте свой вопрос



Рейтинг@Mail.ru